УНИВЕРСИТЕТЫ
УЧЕБА В ЧЕХИИ
РАБОТА В ЧЕХИИ
БЛОГ
ИСТОРИИ МИГРАНТОВ
О ПРОЕКТЕ
FAQ
FAQ
Истории пост. Как чехи получили свою государственность
101 год независимости: 28 октября чехи отмечают день свободы.
    Чехи получили независимость после Первой мировой, когда отсоединились от Автро-Венгерской империи и, объединившись со словаками, создали Чехословакию. Страна эта существовала 68 лет — с октября 1918-го по декабрь 1992-го, с небольшим перерывом на нацистскую оккупацию. Известно, что идея независимого государства рождалась постепенно, причем словаков приплели неожиданно и в последний момент, но об этом чуть позже.

    С 1526 года чехами правила австрийская династия Габсбургов, которая создала такую империю, что простиралась от Карпат до Апеннин. В ней жило два десятка народов (немцы, венгры, чехи, словаки, румыны, хорваты, словенцы, украинцы и т. д.), но с развитием самосознания здание монархии затрещало. Старик Франц Иосиф — император-консерва — пользовался почтением, но всем было понятно, что никак не справиться с нарастающими национальными противоречиями.

    Для чехов наиболее важным был конфликт с тремя миллионами немцев, давно живших на чешских землях. Будучи самым образованным и экономически передовым народом империи, немцы недовольно смотрели на рост чехов, подъем их бизнеса и культуры. Возникали трения, доходившие до уличных столкновений — в последние годы позапрошлого и в начале прошлого века в Праге несколько раз вводилось чрезвычайное положение. Правительство в Вене пыталось сгладить конфликт, но в долговременной перспективе ничего не работало.


















    Ситуация обострилась после 1914 года, когда империя вступила в Первую мировую войну. Немцы и венгры восприняли этот конфликт с энтузиазмом, а славянские подданные, в том числе чехи, не рвались в бой против других славян (русских и сербов), да и союз с Германией они считали угрозой своих интересов. Хотя многие чешские полки сохранили верность короне, большинство чехов переходили на сторону противника. Из них в России, Италии и Франции сформировались особые подразделения — так называемые чехословацкие легионы, сражавшиеся за отделение от Австро-Венгрии. Чехи — от австрийцев, словаки — от венгров.

    Идея независимости приобретала сторонников, причем радикальная чешская интеллигенция выступала за объединение с родственными словаками. Лидеры движения разделились на две группы. Часть из них во главе с Т. Г. Масариком, его помощниками Э. Бенешом и М. Ростиславом-Штефаником создала Чехословацкий национальный комитет в эмиграции. Политики, что остались в Праге, сливали данные странам Антанты (которая воевала против Австро-Венгрии), вели антиавстрийскую агитацию и за это преследовались властями. Многие из них были арестованы и приговорены к смерти за государственную измену.

    Когда пошел пятый год войны, положение Австро-Венгрии ухудшилось. «Ситуация Австро-Венгрии была в тот момент совершенно отчаянной. Болгария капитулировала, армия Австро-Венгрии и немецкие войска под командованием Макензена эвакуировали Балканский фронт, а сербские части вместе с армиями Антанты находились на Дунае и наступали на Венгрию. На Итальянском фронте речь шла уже только о сохранении огромных запасов военных материалов. Наше дело уже тогда политически было выиграно», — вспоминал современник тех событий, чешский журналист Камил Гармах.























    Видя, что государство разваливается, последний австрийский император Карл издал манифест, которым попытался преобразовать империю в федеративный союз народов, но было поздно. Национальные советы, которые он продвигал с целью стабилизировать обстановку, действительно расплодились по империи, но политику они вели совсем иную — подавление национальных настроений. Пражский нацсовет связался с Чехословацким комитетом в эмиграции и договорился на независимость. Надо было подождать, пока Габсбурги и ослабшая Австро-Венгрия не падут сами.

    18 октября в Вашингтоне по инициативе Т. Г. Масарика обнародовали декларацию о независимости чехословацкого народа. Он говорил: «Ни федерализация, ни автономия ничего не значат, если сохранится габсбургская династия... Наш народ не может самостоятельно развиваться в габсбургской лжефедерации, которая представляет собой новую форму угнетения... Мы объявляем династию недостойной возглавлять наш народ и отрицаем ее права на земли чехословаков». 24 октября страны Антанты признали Чехословацкий национальный комитет фактическим правительством нового государства, хотя само государство еще не было создано, а в Праге стояли австрийские войска.

    Ситуация изменилась 28 октября. Ровно 100 лет назад. Накануне министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Андраши направил Антанте ноту, в которой говорилось о готовности имперских войск сложить оружие. Текст был по телеграфу передан в разные города страны, где его приняли за конечную капитуляцию. Люди вышли на улицы. Чешский нацсовет воспользовался ситуацией и взял власть в свои руки. Толпы на пражских улицах срывали со зданий императорские гербы и вывешивали свои флаги. Появились духовые оркестры, игравшие патриотические песни.




















    Переворот казался чем-то вроде народного гуляния, хотя военные злились на прохожих, срывавших с их фуражек австрийские кокарды, так что ситуация находилась на грани кровопролития. Благоразумие командования гарнизона помогли его избежать.

    Современный историк Петр Прокш отмечает: «Понедельник 28 октября 1918 года закончился для нацсовета успешно. Он взял политическую власть, наладил сотрудничество с пражской полицией, создал собственные военные отряды, устранил угрозу вмешательства австро-венгерской армии и приобрел авторитет в глазах чешской общественности, которая признала его верховным национальным политическим органом».

    Однако первые недели после событий были весьма непростыми. Новые власти лишь постепенно укреплялись в провинциях. Довольно враждебно отнеслись к новому государству чешские немцы, стремившиеся присоединить свои районы к Германии или Австрийской республике (ее провозгласили в Вене). Словакия по-прежнему контролировалась венгерскими войсками.

    Становление Чехословакии оказалось долгим и сложным процессом. Только 14 ноября 1918 года, через три дня после фактического отречения императора Карла, в Праге собралось Национальное революционное собрание, к которому обратился Карел Крамарж: «Все пути, которые связывали нас с Габсбургско-Лотарингской династией, разорваны. Династия утратила права на чешский трон. И мы, свободные и вольные, провозглашаем, что наше государство есть свободная Чехословацкая республика!». На том же заседании избрали первого президента Чехословакии — им стал Томаш Гарриг Масарик, учитель по профессии.

    С тех пор прузднуется 28 октября — день независимости чехов и словаков от венгеро-немецкого ига.

    А теперь подпишись на наши соц. сетки и почитай еще вот про это: